·

Серовский театр
имени А.П. Чехова

·

МЫ ПОМНИМ...

       1 ноября заслуженной артистке России Елизавете Михайловне Степановой исполнилось бы 95 лет. 
   С ее ухода прошло уже целых восемь лет… Но мы, чеховцы, никогда не забываем нашу Лизаньку… Она всегда с нами - талантливая, красивая, смешливая, добрая, преданная театру, коллегам, зрителям, которые ей отвечали взаимностью. И пусть у нас нет пока своего здания, о котором она так мечтала, но у нас есть крошечная малая сцена, которая носит гордое звание – «Елизаветинский зал». В память о великой актрисе и прекрасном человеке…

  Творческая судьба Елизаветы Михайловны была связана с серовской драмой с 1963 года, без малого полвека. Не зря ее называли «талисманом театра». Хранитель традиций. Защитник высокой миссии Театра (однажды на вопрос «Для чего театр?» ответила лаконично: «Чтобы делать мир совершеннее…»). А еще она была представителем того актерского поколения, которое прошло школу русского психологического театра и которое по-прежнему держит в профессии эту высочайшую планку – лицедейства, перевоплощения, переживания. Она сыграла почти всего Чехова, Островского. Зрители знали и любили ее роли  в спектаклях «Егор Булычев», «Странная миссис Сэвидж», «Виринея», «Сказание об Анне», «Оптимистическая трагедия», «Ошибка доктора Осокина». Персонажи острохарактерные, комедийные, трагические – более ста ролей!

Из интервью актрисы:

--Я люблю свою профессию и с наслаждением в ней работаю. Мне  никогда не  забыть тех требований идеальной, беззаветной и строгой любви к театру, какие нам, молодым девушкам и юношам, прививали наши учителя. Став профессиональной актрисой и работая впоследствии в различных театрах, я сталкивалась и, так сказать, с единомышленниками по любви к театру, и с людьми, которых Станиславский определял знаменитым «Вы любите себя в искусстве, а не искусство в себе». К счастью, в серовском театре первых всегда было больше.  Я люблю нынешнюю театральную молодежь. В них есть какая-то внутренняя легкость, свобода. Они обаятельны, пластичны, на лету все схватывают. Иногда я ворчу на них. Для артистов моего поколения представить невозможно, чтобы можно было находиться на сцене в той же обуви, в которой ходишь по улице, или в шапках и в верхней одежде. Сцена – это место святое…